Настроение: пятница!

Ускользающая красота: усадьба Кокорева

В архитектуре Пушкина есть здания яркие и привлекающие внимание издалека, но есть и дома, что издали кажутся совсем не красочными, однако стоит подойти поближе и прорисовывается множество небольших нарядных деталей. Именно таков особняк Алексея Кокорева, наследника состоятельного промышленника Василия Кокорева. 

Со слов справочника Царского села, в своё время Василий был известен настолько, что его упоминали даже в энциклопедическом словаре Брокгауза и Евфрона. Вышедший из семьи простого мещанина, Василий имел дела едва ли не по всей России, стал основателем Волжско-Камского банка и занимался строительством железнодорожного пути на Урал. Не боялся рисковать, капиталы неоднократно терял и зарабатывал заново, по воспоминаниям современников был человеком талантливым и неординарным. В его биографии есть даже создание картинной галереи в Москве, которая, правда, просуществовала недолго  из-за очередных финансовых потерь владельца. О её наполнении красноречиво говорит то, что при продаже экспонатов ряд картин русских живописцев приобрело  Министерство Императорского двора «для размещения их в Александровском дворце Царского Села». Некоторые из полотен до сих пор входят в коллекцию Екатерининского дворца. 

Сын Василия в начале 20 века купил два участка на Московской улице, заказав постройку дома небезызвестному архитектору Сильвио Данини. Интересный факт, что один из купленных участков принадлежал ранее семье Николая Гумилёва. Как и отец, Алексей был коллекционером предметов искусства, однако, в отличие от предка, не обладал чувством вкуса и стиля, и собирал в основном салонные «шедевры» без особой художественной ценности. 

Судя по снимкам прошлых лет, интерьеры усадьбы были с большой фантазией задуманы архитектором, в частности, это ещё раз подтверждают воспоминания дочери Сильвио Данини: «…интерьеры имели богатую отделку; стены были отделаны мрамором, деревянными панелями, потолки — лепкой и росписями. Каждая комната имела свой стиль отделки: были комнаты в китайском, японском, мавританском стилях, с обивкой стен шелком и штофом. Все было выполнено по рисункам и чертежам моего отца». В свете данного факта особенно гротескно должна была смотреться приобретённая Алексеем садовая хрустальная беседка с чучелом слона внутри. Никаких данных о том, было ли чучело настоящим, не сохранилось. Существуют предположения, что это могло быть чучело, изготовленное из слона, обитавшего до 1902 году в Александровском парке и скончавшегося от естественных причин. Кроме того, хозяин дома расположил в саду фигуры гномов и африканских мужчин, вероятно гипсовые, которые были выполнены в натуральную величину и расписаны.

После революции здание отдали институту сельского хозяйства, который использовал усадьбу как общежитие для студентов. От изысканных интерьеров Данини со временем ничего не осталось. Сейчас дом куплен компанией «Петротрест», помещения в нём арендуются различными организациями.