Собственной персоной

На кого стоит равняться: Максим Заговора

Максим Заговора - главный редактор телеканала «Кино-ТВ». Лауреат премий «Золотое перо», «Детектив-фест» и номинант таких наград, как ТЭФИ и Собака.ru «ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга». Работал на каналах «100 ТВ», «5 канал», а также в журнале «Город 812» и в информационном агентстве «РИА Новости». В 2009 году окончил факультет журналистики Санкт-Петербургского государственного университета. Сейчас продолжает работать в СМИ, занимается развитием проектов на телевидении.

Максим Заговора поделился своим опытом в журналистике с нашими юнкорами, а также рассказал, с чего началась его карьера и как он стал главным редактором.

— Как начиналась ваша карьера, с чего началось у вас увлечение журналистикой?

— Увлечение журналистикой у меня началось очень рано. В три года у меня была «девушка». Ей пришлось уехать в Израиль. Чтобы хоть как-то поддерживать с ней общение, мне пришлось научиться читать и писать. Что, собственно, я и сделал. Я писал и в садике, и в начальной школе, да и мама на своей работе пристраивала мои стишки, рассказы, для меня это казалось таким естественным порядком вещей. Потом у меня был единственный вопрос — телевидение или газета? Если честно, уже не помню, почему именно выбор пал в пользу телевидения, а не письменной журналистики. Может быть, здесь сыграло желание прославиться, какое-то там чувство тщеславия.

— Когда началась ваша телевизионная практика?

— Я помню, что на втором курсе проходил летом практику на «5 канале». Это был мой первый телевизионный опыт. Там все хорошо начало складываться, но параллельно я нашёл работу, вообще не связанную с профессией, но за огромные по тем временам деньги, особенно для пятнадцатилетнего парня. К семнадцати годам я уже был на третьем курсе, и как раз пошел на «100ТВ». В общей сложности, пусть и с перерывами, на том канале я проработал 8 лет. Уходил в «РИА Новости», уходил в продакшн. А потом появился канал «Кино-ТВ», куда меня и позвали.

— Расскажите, какой был ваш первый сюжет?

— Первый сюжет мы делали с Денисом Толстовым, он был оператором. И мы поехали в Петергоф, был опрос. Какой-то был необязательный сюжет, по-моему, он был предновогодний. «Какие елочные игрушки вы собираетесь вешать на елку?». Правда, ничего в нем выдающегося, мягко говоря, не было.

— А какой тогда был первый выдающийся?

— Первый сюжет, который мне понравился, кажется, я сделал лет в 20. Это была серия сюжетов за два дня, которые и повернули мою карьеру. Там было три темы — олимпиада в Сочи, приезд Элтона Джона и поиски в лесу. Сочи мы смотрели со Стасом Барецким. С Элтон Джоном было намного сложнее: он тогда приехал абсолютно в закрытом режиме. Он не давал никому интервью, но что-то надо было делать. Задача сюжета была угадать, что можно сделать для певца, что ему могло бы понравиться в Петербурге. Не вести же его в Эрмитаж, где он бывал. А третий был буквально в эти же два дня, мы поехали искать мальчика, пропавшего в лесу.

— Как вы относитесь к видеоблогерам?

— Есть блогеры разные, но топовые, популярные блогеры мне не симпатичны — просто потому, что мне не симпатичен принцип массовости, популярности. У людей, которые уверены, что им есть что сказать — «Давайте вы меня послушаете!» — должно быть какое-то обоснование этому, и отнюдь не всегда оно присутствует у блогеров. Еще мне кажется, что это как-то скучно.