Глазами Два Кросс

Сила музыки

1 ноября в Новой Голландии открылась выставка «Музыка на костях», посвященная уникальному эпизоду из жизни советского общества в послевоенное время. О культуре андеграунда 1940-60-х годов расскажем в нашем материале.

Для аудитории 6+

Заходя в выставочный павильон, в первую очередь обращаешь внимание на огромную пластинку в форме круга с изображением снимков костей. И вот уже перед твоими глазами разворачивается удивительная история «рентгениздата». Здесь можно узнать, как происходило распространение и нанесение музыки на рентгеновский снимок, где эти снимки брались и чем можно было поплатиться за музыкальное бутлегерство.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Поскольку заниматься распространением запрещенной музыки было нелегально, за подобную деятельность советский гражданин мог запросто отправиться в тюрьму. Но истинные меломаны даже после выхода из мест лишения свободы продолжали записывать музыку на снимки. Так, например, случилось и с Русланом Богословским, одним из первопроходцев «рентгениздата», который за производство грампластинок неоднократно подвергался тюремному заключению. Кстати, именно Богословский вместе с другим ленинградским меломаном, Борисом Тайгиным, в конце 1940-х годов создал подпольную студию звукозаписи «Золотая собака».

«Джаз – это бесконечный допинг, это – сила» (М.Фарафанов)

Казалось бы, те времена для «рентгениздата» были весьма непростыми. Впрочем, впоследствии многие вспоминали о них с удовольствием. Так, Михаил Фарафанов, бутлегер «музыки на костях», этот период борьбы с властью сравнивал с борьбой Дон Кихота с ветряными мельницами. Ему же принадлежат слова: «Но музыка – конечно, в первую очередь, джаз, – невероятно помогла мне в жизни и выручала в труднейших ситуациях, и я бесконечно ее люблю… Джаз – это бесконечный допинг, это – сила».

Но тогда правительству не нравилась свобода в музыке, рок-н-ролл, джаз и даже некоторые отечественные композиции. Стоит ли говорить, что распространять подобную музыку было крайне тяжело. Но всё-таки способы находились – именно поэтому «рентгениздат» активно развивался. Впрочем, период этой культуры был короткими и закончился примерно в 1964 году, так как появился магнитофон. Следствием стало то, что людям больше не нужно было делать копии на снимках. Хотя все равно оставались те, кто продолжал заниматься этим.

Но, пожалуй, самое интересное во всей истории – это пластинки на рентгеновских снимках. Они отличаются таким разнообразием композиций, что стоит на них посмотреть!

Стивен Коутс, один из кураторов выставки, считает: «Это – отпечатки боли и травм с записанными звуками запрещенного удовольствия, хрупкие фотографии внутренностей советских граждан, покрытые призрачной музыкой, тайно любимой ими, тонкие носители панковского протеста; это – «рентгениздат». В культуре, где звукозаписывающая индустрия была под тотальным контролем государства, меломаны открыли удивительный альтернативный способ тиражирования».

Кстати, увидеть необычную выставку можно будет вплоть до 10 декабря.