Собственной персоной

Искусство веера

Веер по праву считается аксессуаром утончённым и аристократичным. Однако, это не просто атрибут роскоши: его создание и существование неразрывно связано с мировой историей и развитием искусства. О том, как веер попал в руки женщины, что послужило его забвению в 20 веке и возрождению изящных традиций в современности мы побеседовали с исполнительным директором музея «Искусство веера» Еленой Корольковой.

Для аудитории 0+

— Елена, добрый вечер! Одного взгляда на ваши экспонаты достаточно, чтобы понять, почему музей называется «Искусство веера»!

— Да (улыбается), у нас веер представляет собой предмет не только декоративно-прикладного, но и изобразительно искусства! Многие именитые художники в эпоху рококо и более позднего времени считали за честь расписывать экраны вееров. В коллекции есть подписной веер авторства Николя Ланкре, французского художника эпохи рококо, который не так известен, чем Антуан Ватто или Жан Оноре Фрагонар, но также является живописцем первого ранга.

— Что положило начало музею, как появилась идея?

— Начало положила частная коллекция. Первое собрание вееров коллекционер подарил музеям Санкт-Петербурга, но понял, что без вееров жить не может, и начал собирать вторую; она и легла в основу нашей экспозиции. Музей, кстати, не государственный, а частный.

— Вы единственный музей в России, посвящённый вееру?

— Да, мы открылись в июне 2013 года. Сейчас в экспозиции 167 вееров, всего же коллекция насчитывает около 300 экземпляров. Всё это шедевры, жемчужины. Стоимость некоторых экспонатов достигает 500-600 тысяч евро. Наша гордость — опахальце митрополита Иова, которым Пётр Алексеевич был помазан на царствование. Но в Европе, конечно, есть аналогичные музеи – в Лондоне и Париже.

Музей Веера / Фото: Алика Макинен
Музей Веера / Фото: Алика Макинен

— Но все три музея отличаются друг от друга?

— Вы правы. Парижский – это, скорее, мастерская по реставрации вееров, а лондонский музей шикарный, потому что принадлежит наследнице именитой фирмы по созданию вееров «Alexandre», соперницы не менее именитой фирмы «Duvelleroy». Там порядка 4 000 экземпляров, однако лондонский музей проигрывает нам в интерьере, потому что находится хоть и в викторианском особняке, но внутри оштукатуренные белые стены, интерьер ничем не примечателен. А наш интерьер демонстрирует, насколько сейчас хорошо обстоят дела с мастерами, способными воссоздать всю красоту ушедшей эпохи. Здесь сделано в плане интерьера всё, чтобы веера себя хорошо чувствовали, в том числе анфиладная система. Все вещи, которые нас окружают, подлинные. На данный момент открыты два зала. Первый называется Палисандровый, рисунок его паркета уникален, так как восстановлен по рисункам Ринальди, сделанным для Павловского и Ораниенбаумского дворца. Двери аутентичны дверям тронного зала Павловского дворца. Второй зал — Французский, в нём всё посвящено французским веерам. Третий зал — зал приглашённых коллекций, но он пока закрыт.

— Готовите там выставку?

— Готовим, но какую – пока секрет (улыбается).

— Веера каких стран представлены в экспозиции?

— Веера со всей Европы, японские, китайские и корейские. Большая часть вееров — французские. Но достаточно и русских, испанских, итальянских. Испания до сих пор, кстати, свято чтит традиции создания и развивает производство вееров, там существуют целые семейные производства. Потому что коррида, фламенко, футбол — всё это сопровождается обмахиванием веером по причине жары. Но сейчас известная фирма «Duvelleroy» возобновила производство. Она создавала в прошлом практически предметы искусства, а не просто предметы, навевающие прохладу

— Двадцатый век внёс свои коррективы в работу «Duvelleroy»?

— К сожалению, да. Остановка производства объясняется техническим прогрессом — вентиляторы, кондиционеры; кроме того, две войны, эмансипация женщин, отсутствие балов. Не до вееров! Сейчас они создают и достаточно забавные шуточные экземпляры – в виде кошки, например. Спереди мордочка, а сзади – затылочек. У известного любителя вееров Карла Лагерфельда есть их вещицы, но более сдержанные — чёрные и белые, монохромные, без декора.

Музей Веера / Фото: Алика Макинен
Музей Веера / Фото: Алика Макинен

— А сколько веков насчитывает история веера?

— Первые вееры упоминаются в третьем веке до нашей эры в связи с китайской династией Вэй, хотя споры по поводу страны происхождения веера так и не утихли окончательно.

— Но веер далеко не сразу попал в руки женщины и стал инструментом флирта?

— Веер как инструмент флирта – влияние европейской культуры. Даже вельможам в Японии право владеть веерами досталось не сразу, это был атрибут императоров и великих полководцев. Японские полководцы даже могли указывать своему войску при помощи веера, куда двигаться. Веер вверх — готовность к движению! Раскрытый веер в поднятой руке — достать оружие! Веер сложен и указывает направление – в атаку!

— Получается, веер отчасти был инструментом военных действий!

— Более того, в определённых обстоятельствах он являлся и оружием! Если мы посмотрим на строение веера, то увидим, что он имеет гарды и спицы, которые держат остов-экран. В Японии вельможи, приходившие к императору, вынуждены были оставлять оружие за пределами дворца, но желание отстаивать честь и достоинство они брали с собой, поэтому при конфликте сражались веерами, которые были остро заточены и являлись смертельным оружием при умелом применении.

— Это ломает стереотип относительно веера только как аксессуара нежной барышни!

— Существовали и так называемые охотничьи вееры. В нашем музее есть подобный экземпляр несколько необычной формы. На его экране изображена собака, а ручка веера заострена. Это сделано с чисто практической целью, чтобы при случае можно было распотрошить добычу, например. Кроме того, охотничий веер служил для раздува костра.

— Вот это да! Действительно, необычный веер! А японские и китайские веера сильно отличаются?

— Отличаются вот чем! Например, на веере изображено праздничное гуляние: идут люди, несут дракона (скорее всего, празднуют новый год). Тут можно увидеть сюжет — нет философского додумывания, всё чётко. Это характерная черта китайских вееров. А вот, скажем, японский веер с фигурами женщин на берегу — можно точно понять, что они делают? Может быть, беседуют; может быть, пришли купаться; может быть, читают хокку. Мы начинаем домысливать, предполагать, фантазировать. Это типичная черта именно японских вееров.

— С корейскими веерами, представленными в музее, связана, кажется, какая-то занятная история?

— Этим летом в музей пришёл генеральный консул Кореи инкогнито, увидел только один корейский веер в коллекции, его это опечалило, и он решил подарить музею ещё экспонаты. Нам позвонила его помощница и сказала, что консул дарит музею три веера своей страны. Очень приятный акт благоволения!

— В экспозиции есть пара прекрасных черепаховых мужских вееров. В связи с этим возникает вопрос: если использование веера и мужчинами по европейским традициям было обычным делом, то использовал ли сильный пол язык веера во время флирта?

— Мужчины имели отношение к языку веера только будучи вовлекаемыми дамами во флирт: дамы кокетничали, посылая при помощи веера сигналы кавалерам, а мужчины эти сигналы считывали. У сильной половины человечества веер носил чисто утилитарную функцию, когда на балах было слишком душно, много танцев и шампанского. «Навевание» прохлады, не более. Если говорить об использовании аристократами мужского веера в Европе, то это статусный аксессуар, показывающий уровень финансовых возможностей.  У дамы — и элемент костюма, аксессуар, и демонстрация статуса, и средство для охлаждения, и инструмент для флирта. Кстати, хоть на данный момент в России мужчины веерами не пользуются, но в других странах — запросто! В Испании и Китае не имеет никакого значения пол владельца веера.

— Дамы в России тоже чаще всего не имеют в наличии веера…

— Мы надеемся, что искусство веера будет возрождено! Даже в Петербурге, не радующем тёплой погодой, дамы в ресторанах и театрах перестают обмахиваться программками, например, а начинают обмахиваться веерами. Пусть это и медленный процесс, но он уже начался!

— Наверное, завзятому театралу тогда логично иметь не один веер?

— Конечно! Веер как аксессуар должен гармонировать с нарядом, соответствовать хозяину! Он может быть нейтральным, разумеется, но лучше иметь несколько экземпляров с индивидуальным стилем. Это нехорошая традиция 20 века — обмахиваться в театре программкой.

Музей Веера / Фото: Алика Макинен
Музей Веера / Фото: Алика Макинен

— Я знаю, что в экспозиции есть веер, с помощью которого вы тестируете посетителей на оптимизм и пессимизм!

— Это один из наших самых любимых вееров в коллекции, он создан в конце 19 века, называется «Влюблённый украинец»! На нём изображён хлопец, сидящий на берегу озера, позади него большое старое дерево, а рядом молодые ветви, только распустившиеся. Во время экскурсии мы спрашиваем у гостей, что они видят за его спиной? Кто видит старый засохший ствол, те ближе к пессимистам, а если молодую поросль, то к оптимистам. Среди гостей попадаются реалисты, которые видят и то, и другое.

— Я увидела старое дерево, которое пустило молодые побеги!

— Значит, вы всё же ближе к оптимистам (смеётся)!

— Большое спасибо за беседу, оптимистично пожелаем искусству веера скорейшего возрождения!