Собственной персоной

Евгений Шлионский: «У нас нет взрослых, есть дети разного возраста!»

С 1 по 4 декабря в креативном пространстве «Ткачи» проходила интерактивная детская выставка «Краски детства» (0+), где дети и родители могли окунуться в творчество вместе с известными художниками. Гости занимались рисованием портретной галереи инопланетян, создавали фантастические костюмы из подручных материалов, пробовали себя в качестве конструкторов летающих тарелок и мест их стоянок, лепили пластилиновую галактику и её жителей – в общем, просто радовались, танцевали под живую музыку и наслаждались дружеской и тёплой атмосферой. С одним из организаторов выставки, Евгением Шлионским, мы пообщались на месте событий.

Для аудитории 0+

Евгений Шлионский, один из организаторов «Красок детства» / Фото: Алика и Сергей Макинен
Евгений Шлионский, один из организаторов «Красок детства» / Фото: Алика и Сергей Макинен

— Добрый день! Выставка ассоциируется в первую очередь с некой музейностью, чинностью, а у вас весело!

— Всё верно, мы любим называть себя фестивалем, а не выставкой, потому что это правда так музейно звучит, а суть «интерактивной выставки» не все понимают.

— Расскажите, пожалуйста, как появилась идея «Красок детства»?

— Началось всё в 1995 году в арт-пространстве, которое известно сейчас под названием «Пушкинская, 10». Там постоянно были выставки, концерты. Однажды там состоялся концерт группы «АукцЫон» и выставка художника Артура Молева, куда приходили с детьми в том числе. Естественно, дети играли, бегали, шумели. Тогда Артур попробовал с ребятами вместе рисовать. И получилось хорошо! Живая музыка, дети в творчестве и при деле. Мы решили идею оформить в качестве выставки.

— Получается, вначале фестивали проходили под музыкальное сопровождение «Аукциона»?

— Да, вначале было такое.

— То есть, это было воспринято музыкантами с воодушевлением?

— Нормально абсолютно воспринято. И сейчас остаёмся в формате «музыканты играют, дети рисуют». Вчера у нас выступали «Simba Vibration», «Два самолёта», «СтенДаб», сегодня «Tres muchachos», это проект «Markscheider kunst», пела «Iva Nova», сейчас группа «Ackee Mama» будет исполнять регги.

— С какой точки зрения идёт подбор музыкантов?

— С точки зрения личного знакомства и дружбы, но мы открыты к сотрудничеству с любыми музыкантами. Лишь бы весело было!

— А детям какие группы понравились больше всего?

— Всё что я перечислил, это же достаточно весело всё звучит, дети радуются. У нас тут и Юлия Коган пела после того, как ушла из «Ленинграда». Много кто у нас выступал. Главное, чтобы музыка была хорошая и люди с душой это делали! Дети это чувствуют и очень хорошо воспринимают. А если история с музыкой натянута, то дети же тонко чувствуют и уже не хотят танцевать под это.

Вы упоминали Артура Молева, а как присоединились остальные художники?

— Опять же личное знакомство. Всё по блату, как принято (смеётся). Просто я и Серёжа (Сергей Васильев –директор группы «АукцЫон». — прим. ред.) были знакомы с Митей Шагиным и Колей Копейкиным, и мы их позвали, сказав: «Хотите тут порисовать, ребята?» Они откликнулись, пришли рисовать. Митя же вообще очень хороший и добрый человек, да и Коля тоже. Такое отзывчивое творчество. С детьми ведь очень интересно! Нехорошо всякие цитаты приводить, но тем не менее приходится. Со слов Мити Шагина: «Пикассо говорил, что до 40 лет он пытался стать супермастером, суперхудожником, рисовать круче, чем все другие. Но в 40 лет он понял, что это всё тщетно, всё фигня, потому что, наоборот, нужно сохранять свежее восприятие ребёнка, а не стремиться к суперживописи». Потому что ребёнок видит перед собой какие-то вещи, предметы или события в первый раз, у него это ярко, он не всё пока про это знает, он домысливает. Это как в «Алисе в стране чудес»! И это ценно. А какие-то каноны и жёсткие рамки у всех примерно одинаковые, и в чём их ценность? Да ни в чём! Никакого свежего взгляда.

— Получается, ценность в полёте фантазии?

— Совершенно верно. Потому что социум жесток, он даёт жёсткие конструкции ребёнку, загоняет ребёнка в них, убивая свежее восприятие. Поскольку мы не первый год этим занимается, то видим по рисункам это влияние: процентов 70-80 под такие конструкции уже попали, а 20-30 процентов ещё способны на «открытые глаза». Один из наших принципов: у нас нет взрослых, есть дети разного возраста! Нет взрослых, в каждом есть ребёнок! У многих внутренний ребёнок завален разным бытовым хламом, жёсткими конструкциями общества. Фактически он сидит в клетке. Просто из одних можно его вытащить, а из других уже нельзя, к сожалению.

— Из многих удалось на фестивале внутреннего ребёнка вытащить?

— Ну это достаточно пройтись и посмотреть! По глазам видно: если взрослый включился в процесс, у него горят глаза. Есть люди, которые приходили к нам детьми, а теперь приходят со своими детьми. У нас же дети на фестивале плачут только по двум причинам: первое – когда их уводят с фестиваля, а второе – когда ребёнок устал, а папа с мамой всё рисуют и рисуют (улыбается)! Если разбираться, у нас совершенно удивительный проект! Сколько вы знаете проектов, которые живут 21 год? Это не государственный проект, не коммерческая история, а чисто самоорганизованная вещь. У нас нет никаких конкурсов, заданий, мы просто создаём возможность для творческого полёта.

— И у вас ведь не только на бумаге рисуют, признавайтесь?

— Мы сейчас стали предлагать детям вещи, на которых дома нельзя рисовать, заругают, а здесь – наоборот. На обуви рисуют! Прикольно же изрисовать папины ботинки или мамины сапоги дорогущие. У нас были друзья, которые продавали достаточно недешёвую испанскую обувь; у них скопилась куча образцов за несколько лет, им присылала фабрика по одной туфле, правой или левой. Что с ними делать? Они говорят: хотите на этом порисовать? Мы сказали: конечно, давайте! Они принесли, и дети с таким удовольствием обувь в хорошем смысле этого слова  «изгваздали»! Потом пришёл Анвар Либабов из «Лицедеев», посмотрел и сказал: «О, а рядом тут у Михаила Шемякина выставка «История одного башмака», давайте я это туда отнесу?» Пожалуйста. Он собрал изрисованную детьми обувь в мешок, отнёс Шемякину, тот сказал: «Да, классно!» И ботинки разместили как инсталляцию в центре выставки, они стали одним из экспонатов.

— Были, наверное, и другие идеи с вещами, на которых нельзя дома рисовать?

— Потом появилась идея с зонтиками. Помните Оле Лукойе? Если зонт чёрный, то нет снов, а если разноцветный, то будут цветные сны. Мы купили кучу чёрных зонтов, принесли на фестиваль, спросили, все ли знают Оле Лукойе, предложили детям на зонтиках нарисовать свои сны.

— Отличная идея! Наверное, дети в восторге от таких вещей?

— Дети воспринимают очень хорошо такие штуки! А ещё была идея «Маленький принц» с воздушными шарами! Принесли большущие латексные белые шары и предложили каждому ребёнку стать таким «принцем» на шарике-планете, где ничего нет, но можно населить планету, кем хочешь. Сейчас у нас идея «Картонный город», это такой мини-Петербург. На стенах не очень принято рисовать, а у нас это можно сделать! И с художниками (Коля Копейкин, Артур Шагин, Николай Молев) проходят не мастер-классы; они не учат детей рисовать, это сотворчество! Они наравне с детьми! Кстати, мы пробовали привлекать к фестивалю академических художников из Мухинского училища. Профессора приходили, но не срослось…

— У них была слишком развита академичность?

— Да, все должны сидеть за столами, учиться «как правильно». Для них это учебный процесс, а здесь – творчество, неформальная живопись и дети как близнецы-братья. Или сёстры (улыбается).

— Есть ещё тема с созданием мультика по рисункам детей на фестивале?

— Есть! Монтируем мультик и в конце завершающего фестиваль дня показываем. Первый такой мультик назывался «Человек-кот», он получил гран-при международного анимационного фестиваля в Будапеште в 2011 году. Центральный персонаж – Человек-кот, который что-то искал, куда-то ходил, с кем-то взаимодействовал. Всё придумывали дети, они же озвучивали. Вот пришёл Митя Шагин – и на героях мультфильма появились тельняшки; Артур Молев пришёл – тут же индейцы появились в мультике!..В итоге дети решили, что герой искал друга и нашёл его. И вот Человек-кот со своим другом Человеком-зайцем уходят в светлую даль! Для титров мы сделали ростовую фигуру Человека-кота как для фото – с вырезанным лицом – и всех, кто рисовал, мы туда подводили. Как титры менялись лица. А в другой год дети рисовали то, как они себе представляют сотворение мира. Было придумано 13 новелл за время выставки: ни слова про Дарвина, про Библию или Большой взрыв, ничего такого! В новеллах были совершенно сюрреалистичные альтернативные варианты сотворения мира. В этом году у нас тема скороговорок. Кстати, все мультфильмы, созданные за годы существования выставки, можно найти в нашей группе ВКонтакте.

— Спасибо за интересную беседу! Желаем «Краскам детства» дальнейшего развития!