Глазами Два Кросс

Агата Кастеллуччи раскрыла тайны фантасмагорической постановки «Март»

Фестиваль CROSS ART закрывается сегодня в Эрарте. В рамках события петербургским зрителям представили немало проектов, сочетающих разные виды искусства. Один из них - перформанс «Март» («Marzo») - увидела наш собкор Мария Шостак; ей же удалось пообщаться с Агатой Кастеллуччи, участницей коллектива Dewey Dell и дочерью именитого итальянского режиссёра Ромео Кастеллуччи.

Для аудитории 12+

Созданный в 2007 году танцевальный коллектив Dewey Dell объединил троих детей культового режиссёра Ромео Кастеллуччи (Теодору, Деметрия и Агату), а также Евгенио Реста. Опираясь на собственное видение, равно как и на традиции итальянской школы ритмики Stoa, Dewey Dell смог создать нечто новое, а заодно и обрести широкое признание европейской публики. Осенью 2013 года состоялась мировая премьера фантасмагорического перформанса «Март» («Marzo», 12+), которую российский зритель впервые увидел лишь 1 октября в рамках фестиваля синтеза искусств CROSS ART.

Март войны и любви

Каждый танец есть некое послание мысли в завуалированной форме движений. «Март» — не исключение. Его можно расценить как послание космических пришельцев с далекой планеты нам, Землянам.

Удивительные и необычные костюмы, рокочущие фантасмагорические звуки переносят зрителя на планету, где царят любовь и ненависть одновременно. Между тем, историю о классическом любовном треугольнике коллектив Dewey Dell рассказывает при помощи отточенных движений тела, которые поражают своей лёгкостью и чёткостью. Три человечка в белых воздушных скафандрах, прыгающие и исполняющие некие элемента танца, с первых минут наблюдений способны изумить. И вот, совершенно неожиданно для себя, ты уже задаёшься вопросом: неужели они настоящие?

Разобраться в несложной, на первый взгляд, постановке на поверку оказывается куда труднее. За разъяснениями мы обратились к Агате Кастеллуччи, одной из основательниц коллектива Dewey Dell. Именно она раскрыла небольшую тайну: три больших белых создания на сцене, по задумке авторов, символизируют не что иное, как облако влюблённости, которое окружает главную героиню. Впрочем, Агата ответила и на другие вопросы, которые так или иначе может задать зритель.

Необычная речь, дополненная английскими субтитрами, движения, схожие с пластикой самураев, — зритель видит японскую тематику на протяжении всего перформанса. В этом, конечно, большая заслуга токийских художников: Куро Танино (Kuro Tanino) помогал спродюсировать проект, а Ючи Йокояма (Yuichi Yokoyama) придумал и изготовил для актёров костюмы в стиле манга. Между тем, саму Японию можно рассматривать и как некую аллегорию далекой Красной планеты: страна Восходящего солнца имеет свою культуру, а её жители — свой менталитет. С вопросом о том, верно ли подобное предположение, а также почему авторы решили обратиться именно к теме Японии, мы вновь обратились к Агате Кастеллуччи.

Перформанс "Марс" ("Marzo") коллектива Dewey Dell / Фото: Мария Шостак
Перформанс «Марс» («Marzo») коллектива Dewey Dell / Фото: Мария Шостак

«В данном проекте мы осознанно решили сотрудничать с некоторыми внешними художниками. Дизайн костюмов (а, следовательно, эстетическую составляющую и колористику шоу) мы доверили величайшему японскому художнику Ючи Йокояма. Куро Танино помогал нам в плане продюсирования проекта, а именно — драматизации работы. Что касается вербальной составляющей, изначально мы не думали работать с японским языком; однако, позже обнаружили, что его использование даёт лучший результат, потому что японский язык полон тонких нюансов и выражений».

Также Агата добавила: «Мы не стремились создать диалог между западной и азиатской культурами, равно как и не пытались рассказать о мире манга (вообще, Ючи Йокояма с комиксами очень далек от того, что может называться манга). Нашей целью было создание танцевального шоу, которое могло бы рассказать историю, полностью погрузив зрителя в атмосферу событий, происходящих далеко от Земли».