Собственной персоной

Ромеро Бритто: «Нам нужно мечтать, нам нужно окружать себя символами надежды и счастья»

Бывают люди, после встречи с которыми возникает непреодолимое желание улыбаться каждому прожитому мгновению. Определённо, бразильский художник Ромеро Бритто принадлежит к их числу. Интервью с иконой поп-арта читайте в Два Кросс.

Для аудитории 0+

За свою долгую творческую карьеру Ромеро Бритто успел наладить активное сотрудничество с такими известными брендами, как Audi, Coca-Cola, Bentley, Disney, Evian, Hublot, FIFA, Samsung, а его монументальные шедевры можно встретить на центральных площадях, стадионах и даже в аэропортах по всему миру — от Москвы и Стокгольма до Сан-Паулу и Лондона. Тем не менее, имя этого бразильского художника в нашей стране пока известно не так широко, как за рубежом, а потому на первой российской выставке Ромеро Бритто, которая уже 5 сентября откроется в Эрарте для широкой публики, зрителей будут знакомить с наиболее узнаваемыми и знаковыми его работами.

Каждый предмет, созданный руками автора, — квинтэссенция сочных, живых красок, колоритных образов и добрых сюжетов

Каждый предмет, созданный руками автора, — квинтэссенция сочных, живых красок, колоритных образов и добрых сюжетов. Казалось бы, окружающий мир совершенно не такой, каким изображает его художник, но сам Ромеро Бритто признаётся: вдохновение он черпает именно в повседневности. «Что касается ярких красок, конечно, в нашей жизни есть и более тёмные тона. Несмотря на это, мы не должны повторять негативные эмоции в искусстве. Повторение печальных вещей делает нас ещё более печальными и несчастными. Нам нужно мечтать, нам нужно окружать себя символами надежды и счастья. Тогда и наша жизнь действительно станет лучше» — пожалуй, эти слова Ромеро Бритто, сказанные им во время пресс-конференции в Эрарте, можно поставить эпиграфом ко всему его творчеству. Стоит ли говорить, насколько приятным и интересным может быть личное общение с человеком таких взглядов!

Выставка Ромеро Бритто в Эрарте / Ольга Юрченкова
Выставка Ромеро Бритто в Эрарте / Ольга Юрченкова

О.Ю.: Было ли в вашей жизни какое-то событие, которое стало знаковым, поворотным, и привело вас на путь искусства? И были ли у вас наставники на этом пути (не в академическом смысле)?

Ромеро Бритто: Скорее, это целая комбинация вещей вокруг, которые составили чёткое понимание, что является моим, а что — нет. Наставников, менторов у меня не было. Наверное, в первую очередь меня вдохновляли люди, о которых я читал. Но даже сейчас, размышляя о том, какой выбор я в своё время сделал, я не могу поверить, что был тогда настолько смелым.

О.Ю.: Вы можете подразделить своё творчество на периоды, или же для вас это некий единый этап?

Ромеро Бритто: Конечно, при желании можно выделить периоды, с которыми у меня связаны определённые события, направления в творчестве. Например, можно выделить бразильский период, где я рос, затем один год в Европе, где я учился, затем опять возвращение в Бразилию, потом американский период. Хотя, сам я так свою жизнь не разделяю. Скорее, я назвал бы это неким мировым (или международным) периодом. Несмотря на то, что я живу в Соединённых Штатах, мыслю я достаточно глобально и путешествую практически беспрерывно.

О.Ю.: Сейчас ваша жизнь тесно связана с США. Не теряете ли вы своих корней, не считаете ли себя оторванным от Бразилии, вашей исторической родины?

Ромеро Бритто: Мне кажется, человек, несмотря ни на что, является представителем своей культуры. Таким, какой он есть. Где бы он ни жил. Я часто приезжаю в Бразилию, и прожил там достаточно много времени. Но мне очень нравится жить в Штатах. Одна из причин заключается в том, что США дают возможность путешествовать повсюду. И там огромный доступ людей к искусству и большие возможности в познании и занятии искусством. Поэтому я не думаю слишком много на темы национализма, нации, принадлежности. Я и американец, и бразильянец, и международный гражданин.

О.Ю.: В своих работах вы делитесь с другими людьми собственным видением лучшего мира. Мира очень красочного, яркого, доброго. А считаете ли вы, что искусство способно изменить реальный мир? Или же сначала меняется мир, а искусство следует за ним?

Ромеро Бритто: Думаю, всё это очень сильно взаимосвязано. Искусство влияет на человека, человек меняется, человек может становиться лучше, делать искусство лучше, и так далее. То есть, всё это развивается в каком-то определённом большом круге. Но мне кажется, что та тенденция, которая часто существует в искусстве (речь об отражении негативного опыта, каких-то страшных событий), может не только поучать или напоминать о том, что было, но и вызывать страх будущего и постоянное ожидание того, что это случится опять. Вот этого повторения мне бы не хотелось. Да, миллионы лет назад люди, охотники фиксировали какие-то образы в виде наскальных изображений, и сегодня мы можем узнать, чем они занимались. Наверное, когда-нибудь люди начнут путешествовать по разным планетам и тоже оставлять там какие-то зарисовки — и это тоже будет очень полезно. Но какой-то личный опыт, личные наработки — эмоциональные, внутренние — в искусстве очень важны. Ими можно делиться, ими можно вдохновляться.

О.Ю.: Как вы считаете, что позволяет людям называть ваши творения шедеврами?

Ромеро Бритто: Когда человек чувствует, что для него что-то является особенным, ощущает какую-то близость, — думаю, он называет это именно таким образом.

О.Ю.: Тогда что вы ищете в творчестве и искусстве?

Ромеро Бритто: Постоянного нахождения счастья.

Беседовала Ольга Юрченкова