Глазами Два Кросс

Эмоции, экспрессия и любовь к жизни: чем удивила Национальная платформа современного танца и театра Russian Look

С 6 по 8 июля в рамках фестиваля Open Look проходила Национальная платформа современного танца и театра Russian Look, благодаря которой петербургская публика смогла познакомиться с лучшими работами отечественных хореографов и режиссеров.

Для аудитории 18+

События платформы Russian Look проходили на Новой сцене Александринского театра, а также на ЭРАРТА СЦЕНЕ. В этом году публика увидела проект «Встречи» Челябинского театра современного танца (18+), моноспектакль Павла Алёхина в жанре физического театра «Пьеро» (18+), спектакль «М-означает Магритт» (18+) и многие другие постановки (всего их было более 10). Одним из первых в рамках платформы состоялся спектакль «ВСЕЧТОЯМОГУБЫТЬ» (18+). И, пожалуй, именно эту работу можно назвать одной из самых запоминающихся.

всечтоямогубыть / Мария Шостак
всечтоямогубыть / Мария Шостак

Постановка краснодарской танцевальной компании «Воздух» приятно удивила. Несмотря на то, что спектакль длился немногим более получаса, по итогам просмотра осталось приятное послевкусие. Такое обычно бывает, когда перед твоими глазами разворачивается не просто самобытная история, а нечто большее, затрагивающее самые потаённые струны твоей души. Олег Степанов и Алексей Торгунаков, определенно, смогли добиться этой цели.

О бесах внутри каждого

Словно черви, они пробирались, просачивались под бумагой. И вот они взломали её. Наружу вырвались три фурии, три ведьмы, три истинных красотки, роли которых блистательно исполнили Юлия Блохина, Любовь Перова и Ксения Бурмистрова.

Раз за разом они снимали перед зрителями слои «кожи». Одна из девушек сопротивлялась, не желая расстаться со своей «кожей», а две другие жестоко пытались ее оттащить. Но вот они все вдруг закружились в причудливых танцах.

Тик-так, тик-так. Звон колокола, прорывающегося наружу. Это пришла очередь для второго слоя кожи! И опять, словно подземные невидимые звери, фурии пробирались под бумагой и прорывались наружу. Этот слой кожи был уже потолще, а бумага — пофактурнее. Ведьмы ее рвали, истерически хохоча и бегая по кругу. Вместе с эти слоем кожи они избавлялись от своих предрассудков и страхов.

Совершенно неожиданно три пары рук превратились в одну. Не менее неожиданно приходит осознание того факта, что на сцене все это время и был один человек! Человек, бесы которого пытались вырваться наружу. И вот, наконец, последнее превращение. Девушки скатывают бумагу в большой ком, и поднимают его над своими головами. Они смогли вырваться из плена, обрести себя.