Глазами Два Кросс

Нидерландский театр танца дал два представления в Петербурге

Наш корреспондент Мария Шостак выяснила, чем удивил зрителей Нидерландский театр танца (NDT II), артисты которого успели дважды выступить на сцене БДТ им. Г.А.Товстоногова в рамках фестиваля Open Look.

Для аудитории 18+

1 и 2 июля петербуржцы могли насладиться выступлением Нидерландского театра танца. При этом, в рамках каждого выстуления было три постановки: «Печальный случай» (Sad Case, хореография — Пол Лайтфута и Соль Леон; 18+), «Кактусы» (Cacti, хореография Александра Экмана, 18+) и «I New Then» (хореография Йохана Ингера, 18+). Несмотря на то, что все три работы оказались очень разными, их объединило стремление показать самые различные грани жизни и бытия.

Выходя за границы дозволенного

О нормах приличия и этики нам часто напоминают друзья, знакомые, родные, а порой и наши собственные предрассудки. Основой постановки «I new then» Нидерландского театра танца (NDT II) стала эта болезненная для многих тема. И, надо сказать, хореограф Йохан Ингер смог заложить в танец-спектакль глубокий смысл.

Публике показали несколько пародий на танцоров. Каждый выступающий делал на сцене различные па и взмахи, повороты и поддержки. Всё это — незримая попытка показать, что именно он достоин звания лучшего. Вместе с тем, еще один молодой человек стол в центре зала стоял и комично переминался с ноги на ногу. Таким образом, зритель увидел по-настоящему символическую карикатурность абсурда.

Весьма отличным по атмосфере оказался «Печальный случай». Работа хореографического дуэта Пола Лайтфута и Соль Леон ошеломила с первых минут. На сцене перед зрителями предстали клоуны в трико очень бледного цвета с воинственными рисунками на лице. Неожиданно они стали пародийно танцевать под латиноамериканские и мексиканские ритмы. Но весь этот каламбур был настолько тонко отточен, что создавалось впечатление, словно клоуны создают новую реальность, совершенно не похожую на всё то, что ты знал раньше.

Наконец, третья работа — «Кактусы» — оказалась едва ли не самой экспрессивной. Перед зрителями возникли танцоры, выбивающие ритм точными мощнейшими движениями рук. Сидя на белых платах, они начали представление под интенсивные биты Йозефа Гайдна, Франца Шуберта и Людвига ван Бетховена. Сменяющиеся декорации и перестановка белых плат в вертикальное положение создавали иллюзию огромного рояля, а выборочная подсветка танцоров, бегущих на одном месте, оказалась завораживающим действом, вызывающим немое восхищение.

Кульминацией происходящего, на удивление многих, стали…кактусы в горшках. Их танцоры собственноручно вынесли на сцену. Сложно однозначно сказать, какой символ заложен в эти растения авторами постановки. Возможно, кактусы, как и люди, способны заполнить собой всё пространство, захватить и поработить пустыню. Есть и другая версия: кактус это просто кактус, а самое интересное — авторское решение хореографа, сам акцент на данном предмете. В то же время, эта постановка наглядно продемонстрировала: в танце, как и в жизни, может произойти всё, что угодно.